Спустя 20 лет белорус встретился с принимавшей его канадской семьей

Зарубежье Тема дня
Слева направо: Брайан Аллард, его дочь Шантель, Слава Долгановский и Синди Аллард. Фото: baytoday.ca

Славе Долгановскому было тогда всего 8 лет, но он помнит свою последнюю детскую поездку в Норт-Бэй, словно это произошло вчера, пишет канадское издание Bay Today.

«Так как я художник, то имею зрительную память, и помню многое, – говорит Слава. – Людей, дома, других чернобыльских детей. Я даже был здесь в ресторане, и запомнил тот вкус».

Долгановский – один из тех белорусских ребят, которые приезжали в Норт-Бэй по программе «Дети Чернобыля» летом 1996-го, 1997-го и 1998 года.

Он был здесь два раза один, затем со своим братом. И каждый раз его принимала семья Аллардов.

Несмотря на то, что со времени последнего визита прошло 20 лет, Слава обещал вернуться. «Сказал «I’ll be back», совсем как Терминатор», – вспоминает Брайан Аллард.

Белорус сейчас уже женат и работает тату-мастером в Беэр-Шеве, Израиль, недалеко от Сектора Газа.

Сегодня Долгановскому 28, но он все еще помнит, как огорчился, узнав, что больше не поедет в Канаду по этой программе. Алларды тоже были расстроены.

«Нам сказали, что 3 года достаточно для каждого отдельного ребенка, и хотя мы этого понять не могли, у них были свои аргументы», – говорит Брайан.

На Славе же то решение сказалось куда более серьезно. Настолько, что мальчик на 6 месяцев впал в глубокую депрессию и едва не попал из-за нее в больницу.

«Когда мама сказала, что не смогу больше поехать в Канаду, стал обвинять себя, что сделал там что-то плохое, – говорит он. – Под Новый год вместо подарка всегда просил ее о такой поездке».

Несколько лет Долгановский и Алларды общались слабо, время от времени посылая друг другу письма. Но когда появился Skype, связь снова окрепла, а затем родился план опять вернуться в Норт-Бэй.

Улица Мэйн-стрит в городе Норт-Бэй, канадская провинция Онтарио. Фото: Ccyyrree, wikimedia.org

И воссоединение состоялось, причем для этого из Ванкувера приехали теперь уже взрослые дети Синди и Брайана Аллардов – дочь Шантель и сын Шон.

Брайан говорит, что когда увидел Славу в аэропорту, расчувствовался. «Объятия были довольно крепкие и очень долгие», – едва сдерживает слезы он, вспоминая тот момент.

Долгановский рассказывает, что возвращение в Норт-Бэй для него было словно сказочный сон.

«Всю жизнь мечтал вернуться сюда, – объясняет белорус. – Думаю, это стало лучшим подарком: я снова здесь, все живы, и я могу обнять и поцеловать их».

И хотя воссоединение после столь долгой разлуки стало таким особенным моментом, две семьи надеются, что следующий приезд Славы будет уже не через 20 лет.

Более того, тот признается: надеется, что однажды найдет способ привезти в Канаду свою дочь и жену, чтобы остаться здесь жить постоянно.

Слава говорит, что между ним и Аллардами возникла сильная связь.

«Есть разница между тем, как мы были в других странах, и как мы были здесь, – продолжает он, отмечая, что после Канады ездил по программе «Дети Чернобыля» еще в Ирландию и Италию.

«Дети всегда чувствуют, где им действительно хотят помочь. Мы останавливались в домах миллионеров, но в этой семье было по-другому – здесь все шло от сердца», – добавляет Долгановский.

«Это была настоящая любовь. Я чувствовал, что они любили меня, как своего собственного ребенка», – подытоживает он.

Добавить комментарий